Алан Бурибаев: «Всемирный локдаун дал стимул людям искусства на поиски новых форм выражения»

17 и 18 октября в театре «Астана Опера» не смолкали овации. Казахстанская публика по достоинству оценила новый проект главного дирижера […]

Алан Бурибаев: «Всемирный локдаун дал стимул людям искусства на поиски новых форм выражения»

17 и 18 октября в театре «Астана Опера» не смолкали овации. Казахстанская публика по достоинству оценила новый проект главного дирижера театра Алана Бурибаева. Оперно-симфоническим концертом «Мольер, Вольтер и Бомарше, или Отцы французской комедии» маэстро в очередной раз подтвердил свой статус высокого профессионала, способного предложить зрительской аудитории программы, не имеющие аналогов не только в отечественной, но и международной музыкальной жизни.

В многокрасочном концерте принимали участие оперные звезды театра «Астана Опера»: Талгат Мусабаев, Айгуль Ниязова, Талгат Галеев, Айзада Капонова, Евгений Чайников, Гульжанат Сапакова, Шынгыс Расылхан, Ерулан Камел, роль господина Журдена представил обаятельный Асет Нельдыбаев, сложную партию скрипки исполнил Багдат Абильханов, артисты миманса театра и режиссер Еренбак Тойкенов, артисты балета и балетмейстер Турсынбек Нуркалиев, и конечно же, великолепный симфонический оркестр театра «Астана Опера»!

После окончания концерта Алан Бурибаев согласился ответить на вопросы журналистов.

— Алан Аскарович, как родилась идея проекта «Мольер, Вольтер и Бомарше, или Отцы французской комедии», воплощенного в жизнь с таким вкусом?

— Этот концерт был придуман мной специально для зрителей театра «Астана Опера». Мне хотелось создать для нашей публики что-то жизнерадостное в это непростое время. Этот концерт есть наглядный пример истории развития французской комедии на протяжении периода около 150 лет. Концерт состоит из трех больших разделов, посвященных трем великим драматургам Франции, которые с большой серьезностью относились к такому несерьёзному на первый взгляд жанру. Мы начинаем с творчества Мольера, которое представляет собой Золотой век французской комедии, затем переходим к творчеству Вольтера, творившего во время Эпохи Просвещения, и заканчиваем обращением к комедиям великого драматурга Бомарше. В этом концерте были использованы самые разные возможности театра «Астана Опера». В концерте присутствуют и нотки драматического театра в виде монолога мольеровского героя, господина Журдена, при участии артистов миманса и балета, и опера в виде моцартовского финала с большим количеством солистов, и литературная канва, которая обрамляет и раскрывает, как все три творческих и жизненных портрета драматургов, так и композиторов, написавших великолепную музыку по их произведениям. В какой-то степени этот концерт является попыткой воплощения в жизнь универсального синтеза искусств: симфонической музыки, классической литературы, драматического театра, пантомимы, балетной хореографии и конечно же, оперы.

— Расскажите подробней, пожалуйста.

— Конечно, с удовольствием. Первый герой нашего вечера — Жан Батист Мольер – великий комедиограф Франции эпохи Короля Солнце, Людовика XIV. Подобно своему другу поэту, Лафонтену, выводившему людские слабости в баснях о животных, Мольер также высмеивает в своих комедиях человеческие пороки, такие как Лицемерие в знаменитом «Тартюфе», или даже давая порой названия пороков заголовкам своих пьес, как например, «Мизантроп» или «Скупой». В «Мещанине во дворянстве» Мольер смеется над господином Журденом, который думает, что за деньги может купить благородство. Премьера его комедии «Мещанин во дворянстве» была сыграна в 1670 году, а в двадцатом веке, великий немецкий композитор Рихард Штраус, произведения которого я очень люблю и стараюсь исполнять как можно чаще, создал свой великолепный вариант музыкального сопровождения к этой пьесе, сюиту из которого мы услышали сегодня. Представитель эпохи позднего романтизма, Рихард Штраус с его колоссальными симфоническими поэмами «Жизнь героя», и «Так говорил Заратустра» (фанфара из которой стала хорошо знакомой нашему телезрителю, благодаря звучанию в заставке передачи «Что? Где? Когда?»), на самом деле мог также виртуозно писать и для маленького «оркестрика», для того, чтобы передать дух эпохи Мольера. Мы исполняем Сюиту Рихарда Штрауса к пьесе «Мещанин во дворянстве» вместе с текстами Мольера в моей адаптации в виде монолога специально для концертного представления.

Нашим следующим героем был Вольтер, великий писатель, мыслитель и философ эпохи Просвещения. Несколько прекрасных опер написаны по сюжетам Вольтера, такие как «Принцесса Наваррская» Рамо, «Заира» Беллини, «Семирамида» и «Танкред» Россини, «Альзира» Верди и много других. В этом разделе концерта мы представляем интереснейшее время, когда на французской сцене популярным жанром были так называемые «Слезные комедии», когда парадоксальным образом театральная публика желала слез даже в комедиях. В 1956 году выдающийся американский дирижер и композитор Леонард Бернстайн превратил замечательную повесть Вольтера «Кандид или Оптимизм» в одноименный, остроумнейший музыкальный спектакль для Бродвея. Сегодня мы исполнили Арию Кунигунды, наверное, самый знаменитый отрывок из этого мюзикла, который является, можно сказать, в буквальном смысле, воплощением «слезной комедии», так как требует от исполнительницы моментальных переходов от слез и рыданий, к безудержному веселью и радости.

Завершение концертной программы было посвящено нашему финальному герою – блистательному драматургу второй половины 18 века Пьеру Огюсту Бомарше, приобретшего популярность, благодаря комедиям «Свадьба Фигаро» и «Севильский цирюльник». Знакомство со «Свадьбой Фигаро» вдохновило божественного Моцарта на создание одной из самых гениальных опер во все времена. На сцене «Астана Опера» в рамках концертной программы финал второго акта из оперы «Свадьба Фигаро» Моцарта был исполнен впервые. Поясню в нескольких словах, почему я выбрал именно этот оперный отрывок для нашего концерта.

Если смотреть пристально на сам жанр оперы, то нам необходимо принять пару невероятных фактов. Первый: это то, что в опере, люди разговаривают между собой посредством того, что они поют. А второй: что время в сюжете оперного спектакля течет с разной скоростью. Когда оперный персонаж поет арию, физическое время останавливается, или по меньшей мере замедляется, пока он представляется нам и рассказывает нам посредством пения о своих чувствах, мыслях, переживаниях, мечтах. По окончанию арии время вновь возобновляет свое естественное течение. Особенно это заметно в старинных операх. Знаменитый физик, Стивен Хокинг, наверное, должен был бы обожать оперы, ну например, Генделя за это. Найти синтез между драматическим развитием и остановкой действия и времени из-за сольной арии – очень трудно. Особенно остро подобная задача стоит всегда перед любым оперным режиссером. Если же говорить о Моцарте, то я выбрал именно этот для исполнения в сегодняшнем концерте финал «Свадьбы Фигаро» как пример того, когда музыка и драматическое действие, сливаются воедино в идеальном балансе, потому что музыка гениального Моцарта прихотливо следует за каждым словом, и при этом сама режиссирует оперу. Здесь есть небольшие, очень короткие эпизоды, для раздумий персонажей, но в то время если в итальянской опере, это мог бы быть целый номер, так называемая «живая картина», когда каждый стоит и говорит о своих мыслях, и чувствах, то у Моцарта в этом финале действие практически не останавливается, следуя невероятному сюжету Бомарше, где на сцене постоянно появляются новые персонажи, которые все больше и больше запутывают клубок страстей и интриг. И даже когда кажется, что главный герой, находчивый Фигаро в очередной раз нашел выход из затруднительной ситуации, каждое следующее действие лишь усложняет происшедшее.

Подытоживая все вышесказанное, могу сказать, что многие приемы, характеры и положения популярных комедийных фильмов и сериалов, которые человечество уже много лет с радостью поглощает в огромных количествах, корнями уходят в творчество многих великих комедиографов прошлого, в том числе и таких, как Вольтер, Мольер и Бомарше, чье творчество представляет собой лишь одну грань такого многоликого жанра, как комедия.

— Маэстро, для Вас это был первый опыт работы над переложением литературного текста?

— Нет, меня это всегда очень интересовало, я люблю драматический театр. Я уже делал адаптацию пьесы У. Шекспира «Сон в летнюю ночь» на музыку Ф. Мендельсона. Как и в случае с Мольером и Р. Штраусом, услышав искрящуюся музыку Мендельсона, у меня возникло огромное желание, адаптировать к ней текст великого Шекспира для концертного исполнения. То есть это было желание, именно отталкиваясь от музыки, создать такой синтез литературного и музыкального начал, где тексты глубже бы раскрывали сущность музыкальных фрагментов. Обычно пишут: «музыка к спектаклю», подразумевая тем самым, что главенствует драматическое начало, а музыка является сопровождением. Я же исходил от обратного, так как для меня, в первую очередь интересна именно музыка. Подобное сочетание я представлял на гастролях в разные годы с симфоническим оркестром Балтимора США, с Национальным оркестром радио и телевидения Ирландии в Дублине, с легендарной Майнингенской Хофкапеллой в Германии и в других странах. Также из интересных проектов, осуществленных в синтезе драматического начала и оркестрового исполнения, могу вспомнить исполнение в Греции «Истории солдата» Игоря Стравинского. Тогда я впервые сотрудничал с кукольным театром! А в Германии, я осуществил запись на компакт-диск с оркестром Баварской Камерной Филармонии, «Семи слов Спасителя на Кресте» Йозефа Гайдна вместе с литературными медитациями немецкого писателя ХХ века, Вальтера Йенса, у которого библейская тема перемежается с воспоминаниями о нацистском периоде в истории. Меня также очень интересует проблема соотношения чистой, порой наивной и даже доброй музыки великого норвежского романтика Эдварда Грига к пьесе «Пер Гюнт» (ведь григовское музыкальное воплощение троллей и горного пещерного короля совсем не страшное, на мой взгляд) и жестких, ироничных текстов Генрика Ибсена.

— Поделитесь, пожалуйста, своими планами, над чем Вы сейчас работаете?

— Впереди в нашем театре запланирована премьера оперы Г. Доницетти «Любовный напиток». Постепенно начинает восстанавливаться международная концертная деятельность, и мой первый гастрольный тур после карантина состоится в Санкт-Петербург, где я буду дирижировать замечательную программу, посвященную 90-летию Академического симфонического оркестра Санкт-Петербургской филармонии. Вы знаете, всемирный локдаун дал стимул на поиски новых форм выражения, подтолкнул к новым, неожиданным коллаборациям. В наше необычное время все представители культуры планеты с большим интересом ожидают того, во что и в какие неожиданные формы искусства может вылиться изменившееся ощущение мира.

— Мы хотим Вас поздравить с радостным событием – рождением дочери, Вы уже дважды отец. Наверняка, у Вас есть какие-то идеи проектов для детей и вероятно, Вы не раз задумывались над музыкальным воспитанием молодого поколения?

— Спасибо за поздравление. Да, конечно, есть определенные идеи. Если мы говорим о долгосрочных планах, то, к примеру, я бы хотел приглашать на свои репетиции школьников и студентов. Мог бы даже рассадить их внутри оркестра, чтобы они изнутри прочувствовали, как рождается музыка на репетициях. Считаю, что для гармоничного развития человека нужно создавать условия, чтобы молодое поколение с детства могло знакомиться и вдохновляться музыкой, живописью, литературой, и конечно, театром.

Пресс-служба театра «Астана Опера»

www.Peyk.Az