Куда поведет Восточное партнерство председательство Германии в ЕС? - АНАЛИТИКА

Вот уже более месяца Германия председательствует в Евросоюзе, и, в связи с этим, одним из вопросов, вызывающих наибольший интерес, является то, какое место уделяет Берлин реализации программы "Восточное партнерство". Состоявшийся недавно саммит ЕС, посвященный в основном финансовым вопросам в период...

Куда поведет Восточное партнерство председательство Германии в ЕС? - АНАЛИТИКА

Вот уже более месяца Германия председательствует в Евросоюзе, и, в связи с этим, одним из вопросов, вызывающих наибольший интерес, является то, какое место уделяет Берлин реализации программы "Восточное партнерство".

Состоявшийся недавно саммит ЕС, посвященный в основном финансовым вопросам в период пандемии, показал, что расширение сотрудничества и, тем более, интеграции с шестью "восточными партнерами" - Азербайджаном, Арменией, Беларусью, Грузией, Молдовой, Украиной - не входит в перечень приоритетов как самого Евросоюза, так и его нынешнего председателя. Собственно, это подтвердили и ранее объявленные Берлином ключевые приоритеты программы немецкого председательства, сконцентрировавшегося не на вопросах расширения ЕС в той или иной форме, а на цели утверждения "сильной, инновационной, устойчивой" Европы.

Именно "устойчивость" представляется европейцам и, в частности, немцам наиболее актуальной и важной задачей в условиях борьбы с распространением коронавируса - условиях, поставивших Евросоюз перед угрозой беспрецедентного экономического кризиса. Не говоря уже о том, что во внешнеполитическом контексте для ЕС куда более значимым, чем укрепление сотрудничества с "восточными соседями", является уточнение своего места в современном мире, раздираемом глубокими противоречиями между "естественным союзником" Европы в лице США, с одной стороны, и Россией и Китаем, с другой.

Впрочем, не менее важно для ЕС и прояснение отношений с самими Соединенными Штатами - "старшим братом" Старого Света, локомотивом евроатлантической системы. Пренебрежительное отношение администрации Дональда Трампа к интересам европейских союзников, попытки Белого дома заставить их увеличить расходы на оборону и вклад в функционирование НАТО, подвели ведущие державы ЕС к мысли о целесообразности защиты европейского суверенитета даже перед лицом могучего заокеанского союзника. Неслучайно канцлер Германии Ангела Меркель открыто заявила о том, что "страны Евросоюза нуждаются в трансатлантическом альянсе, но должны больше рассчитывать на себя, строить собственную сильную внешнюю политику и европейскую безопасность".

"Сильная внешняя политика" Евросоюза подразумевает, в частности, отстаивание интересов некоторых "восточных партнеров", прежде всего Украины и Грузии, в их конфликтных отношениях с Россией.

Однако концептуальный подход Берлина к "Восточному партнерству", с учетом переживаемого самой Европой весьма непростого исторического момента, все же не предусматривает какого-то прорывного развития. Не закрепляя за "Восточным партнерством" статус одного из приоритетных направлений европейской политики, Германия не оставляет даже тем странам, которые подписали с ЕС соглашение об ассоциации, надежды на вступление в данное объединение в обозримой перспективе.

Упор делается только на поддержание определенного уровня сотрудничества, причем в жестких рамках ранее укоренившегося отношения ЕС к "восточным партнерам". Суть его заключается в том, что степень привлекательности каждой из задействованных в "Восточном партнерстве" постсоветских стран зависит от ее соответствия не только идейным ценностям, но и стратегическим целям и интересам Евросоюза. Однако отвечает ли подобный подход суверенным правам и интересам самих государств - "восточных партнеров"? Свидетельствует ли он о намерении Евросоюза развивать с ними равноправное и взаимовыгодное сотрудничество?

В этой связи стоит отметить позицию Азербайджана, не посчитавшего целесообразным, с точки зрения своих интересов, заключить с Евросоюзом соглашение об ассоциации и настоявшего на разработке нового всеобъемлющего соглашения о стратегическом сотрудничестве с ЕС. Баку исходит из того, что его отношения с этой структурой, занимающие одно из приоритетных мест во внешней политике нашего государства, должны равно соответствовать интересам обеих сторон. Так что вне зависимости от текущих установок проводников "Восточного партнерства", "европейская" политика Азербайджана никогда не допустит игнорирования его национальных интересов и, тем более, превращения в разменную монету в геополитическом противоборстве крупнейших центров силы.

Натиг Назимоглу