Николай Кожанов: "Нефтяная война" вряд ли закончилась - ИНТЕРВЬЮ

Страны ОПЕК+ договорились о снижении уровня добычи нефти. По данным агентства Bloomberg, пока что речь идет о сокращении на 10 миллионов баррелей в сутки в мае-июне. Сообщается об уменьшении добычи на 22%-23% от прежнего уровня. Фактически, ОПЕК+ пришла к тому, от...

Николай Кожанов: "Нефтяная война" вряд ли закончилась - ИНТЕРВЬЮ

Страны ОПЕК+ договорились о снижении уровня добычи нефти. По данным агентства Bloomberg, пока что речь идет о сокращении на 10 миллионов баррелей в сутки в мае-июне. Сообщается об уменьшении добычи на 22%-23% от прежнего уровня. Фактически, ОПЕК+ пришла к тому, от чего организация отказалась в начале марта. Сегодня, после телеконференции министров энергетики стран G20 станет ясно, присоединятся ли к соглашению другие страны, не входящие в ОПЕК+, прежде всего, США.

В любом случае, цена на нефть на фоне переговоров ОПЕК+ росла. Даже президент США Дональд Трамп увидел прогресс в переговорах России и Саудовской Аравии по нефти. И это при том, что в Соединенных Штатах сокращается добыча сланцевой нефти по "естественным причинам", а в новой сделке Штаты пока не участвуют.

Ситуацию для Media.Az комментирует старший научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений Российской Академии наук (ИМЭМО РАН), доцент Центра исследований стран Персидского залива Катарского университета Николай Кожанов.

- Состоялись переговоры в формате ОПЕК+, есть договоренности, стоимость барреля нефти стабилизируется. Кто же выиграл в этой "нефтяной войне"?

- Здесь трудно сказать кто выиграл, а кто проиграл. Эта "нефтяная война" была отягощена последствиями пандемии коронавируса. И очень большой вопрос: могли бы нефтедобывающие страны без COVID-19 договориться? Но, конечно, надо отметить, что даже уменьшение добычи на 10 миллионов баррелей в сутки проблему избытка нефти окончательно не решает. Падение спроса оценивается примерно в 20 миллионов баррелей в сутки.

Да, кто-то выиграл, но это не глобальная победа. Саудовская Аравия (СА) приобрела доли в некоторых зарубежных компаниях. А, в целом, Россия и СА заставили понервничать добытчиков сланцевой нефти. Если ситуация не поменяется, то объемы добычи нефти в США в ближайшее время еще больше упадут. Нынешняя сделка – вынужденная. Цена на нефть ниже 10 долларов за баррель становилась объективной реальностью, что не выгодно никому. Кроме того, все быстро поняли, что нет гарантий найти потребителей нефти. Но победителей в прямом смысле этого слова, с моей точки зрения, здесь нет.

- В США сокращается добыча сланцевой нефти, об этом заявила уже и одна из крупнейших американских компаний-"сланцевиков" - Continental. Получается, что все-таки Россия и Саудовская Аравия выдавили с рынка американских конкурентов?

- Мне сложно оценивать американский нефтяной сектор, я, в основном отслеживаю страны Персидского залива. Но специфика сланцевой нефти в том, что она может быстро уходить с рынка, и так же быстро возвращаться. Все зависит от дальнейшей динамики цен. Надо иметь ввиду, что "нефтяная война", которая вряд ли закончилась, и которую, надо признать, спровоцировала Россия, да еще на фоне коронавируса, привела к событиям, которые и без того приближались.

Финансовые проблемы у американских сланцевых компаний уже возникали, хотя до банкротства или сокращения производства до поры до времени не доходило. Сейчас процессы, конечно же, ускорились. Саудовская Аравия, как и другие монархии Персидского залива, готовились наращивать производство нефти. Весь вопрос был в том - когда это могло произойти. Можно еще раз сказать о кризисе, связанном с перепроизводством нефти, замедлении мирового экономического роста.

- Но сейчас мировые биржи показывают оптимизм, цена на нефть растет…

- …Я бы не стал делать прогнозы, это неблагодарное занятие. Да, сейчас на рост цен сыграли несколько факторов. Первый - есть определенная договоренность. Второй фактор – фьючерсы на нефть. А это ожидания, которые могут легко поменяться. Так что расслабляться не стоит.

- Саудиты объявили, что назовут майские цены на нефть 10 апреля, затем перенесли сроки на 11 апреля. Это было воспринято рынком положительно, хотя понятно, что до сих пор идет какой-то торг.

- То, что Саудовская Аравия не озвучила стоимость своей нефти на май - это их жест доброй воли. И это, действительно, положительный сигнал для рынка. У каждой страны свои задачи. Для СА важно не нести ношу сокращения добычи нефти на своих плечах, саудиты хотят переложить ее на другие страны, в том числе и Россию. А у российской стороны, скорее всего, сработает понимание того, что сокращение добычи нефти неизбежно, ведь мощности по хранению нефти в РФ не безграничны. Так что уменьшать объемы добычи придется в любом случае.

- Есть такая пословица: "Не было бы счастья, да несчастье помогло". Можно ли говорить о том, что если бы не коронавирус, то нефтедобывающие страны не пришли бы к соглашению? COVID-19 отрезвил ОПЕК, участников нефтяного рынка?

- В принципе, да. Без коронавируса, его негативного влияния, все затянулось бы надолго,  прошло сложнее. Но стороны, так или иначе, все равно сели бы за стол переговоров. COVID-19 сократил острую стадию "нефтяной войны". Но что будет дальше? Это большой вопрос. В любом случае, сейчас стабилизация цен на уровне, который превышает себестоимость добычи нефти и ее транспортировки (в России, Азербайджане, Казахстане) - можно однозначно оценивать положительно. 

Наир Алиев